Перейти к содержимому
GROWER

День торчка

Рекомендуемые сообщения

(1) День торчка

АЛИ, журнал "мОЗг"

Сегодня я расскажу вам о том, как выглядит наркосцена двух главных городов Голландии - Амстердама и Роттердама.

Голландская молодежь употребляет много кислоты, экстази и прочих «клубных наркотиков». В этот перечень я не включаю грибы, потому что они продаются в «Смарт-шопах» вместе с различными прикольными штучками и книгами типа: «Как растить марихуану». То есть между грибами и всем прочим большая разница - грибы вроде как легальны. А все остальное вроде как запрещено.

Вроде как - потому что непонятно: если менты на улице не обыскивают и не врываются в квартиры, как же установить, у кого есть с собой наркотики, у кого нет? И как этих людей прессовать? Естественно, нужно сильно постараться, чтобы тебя закрыли за небольшое количество наркотиков. Даже если кому-то это удается, сроки не превышают нескольких месяцев. Получается, что рядовые потрблтели никак не страдают.

Хотя, скорее всего, в Голландии никто не страдает. Вообще, очевидно, что при такой политике молодым голландцам удалось переключиться с тяжелых наркотиков на более легкие. Героинщиков среди них мало. А среди наркоманов старшего поколения (хиппи 70-х) героин потребляется в приличных количествах. Так же, как и крэк. И то, и другое продается по цене 5-10 долларов за дозу.

В Амстердаме все это добро предлагается в районе красных фонарей, где девушки в нижнем белье сидят в особых комнатках с окном на улицу и ждут клиентов. Там все такое прикольное - розово-фиолетовая подсветка, массажные салоны и секс-шопы. Это и есть центр голландской наркоторговли, по крайней мере, для туристов-лохов, для которых посещение Амстердама ограничивается этим районом.

Продолжение следует...

(2) День торчка

АЛИ, журнал "мОЗг"

Самое интересное то, что, по отзывам кучи людей, в районе красных фонарей ничего на самом деле не купишь, кроме, может быть, травы. Дело в том, что под видом кокса, герыча или Е там пихают однозначное фуфло. Да и вообще, несмотря на мрачный и нездоровый вид этого района, серьезной преступности я там не заметил. Я вам сейчас расскажу, что было на самом деле, можете сами убедиться: Однажды, часа в четыре утра, когда туристы уже разошлись спать, мы прогуливались по кварталу красных фонарей. Жизнь вокруг нас постепенно замирала, но периодически мимо проносились какие-то темные личности, предлагая: «...кокаин, героин, экстази...» . Нам и так было уже хорошо, поэтому мы шли дальше. В одном переулке навстречу нам вырулил высокий худой негр. Проходя мимо нас, он покачнулся и задел меня плечом - я успел увидеть в его руках смятый лист бумаги. Тут же он согнулся пополам и начал шарить руками по земле. Я услышал его стоны; затем он выпрямился и сказал: «Чувак, я потерял свой кокаин!» Твою мать, что за развод? «Чувак, ты меня толкнул, и я рассыпал кокса на 50 гульденов!» Это баксов тридцать примерно. Я ему: «Друг, о чем ты? Я тебя не толкал». А он: «Я больной человек, мне насрать. Не отдадите мне сейчас полтинник, вам крышка!» Естественно, мы послали его куда подальше и продолжили свой путь. Но он плелся сзади, и все ныл, ныл... Вдруг он забежал вперед и выхватил что-то из кармана. Витал утверждает, что это был здоровый гвоздь. Я не знаю, не разглядел. «Чуваки, быстро все деньги, сколько есть. Я наркоман. Мне насрать...» И так далее, в таком духе.

Видим, от него не отделаться. Витал пошарил в кармане и сунул ему какую-то мелочь. «Всего два гульдена? Вы так просто не уйдете!» Тут мимо проходил какой-то местный. «Что случилось?» Тот ему начал что-то объяснять. Парень повернулся к нам и говорит: «Не давайте ему деньги» или что-то вроде того. «А мы и не собирались, да у нас их и нет». «Понятно». Еще минуту они препирались на голландском, потом негр повернулся, с ненавистью сказал: «Мазафака» и ушел. Сам такой.

Вот и все, что мы видели в одном из самых криминальных районов Амстердама в четыре часа утра. Хотя вообще-то зря я так критически к этому подошел - район красных фонарей очень красивый. И, между прочим, здесь находится Музей травы, а также, естественно, приличное количество кофешопов, где травка всегда имеется в наличии. Правда, то же самое можно наблюдать по всему городу.

Продолжение следует...

(3) День торчка

АЛИ, журнал "мОЗг"

Что можно сказать о кофешопах? Все они разные, и никакая «наркомания» там не процветает, не верьте глупым журналистам. Есть такие кофешопы, где продается не только трава, но и пиво - вот там, действительно, люди сидят и бормочут себе под нос от двойного действия. Но все равно, даже там очень ровная атмосфера. На мой взгляд, лучше избегать туристских мест. В центре много прикольных кофешопов, оформленных в авангардном стиле, или, скажем, для поклонников Толкиена, или «спортивных» - где показывают фильмы про экстремальный спорт. То есть, кофешопы есть на любой вкус практически.

Обычно люди заходят туда, заказывают чашечку чая или кофе и медленно, задумчиво сворачивают косячок. Трава везде стоит одинаково - 10 гульденов (7 баксов) косяк, 25 гульденов (около 20 баксов) корабль. Обычно в меню достаточно конопли и гашика - видов 10-15 как минимум. Самая сильная трава - сканк, супер-сканк и т. д. Вообще, травы слабого действия я там не замечал. Но есть умеренные сорта, например, «сенсимилья». В случае, если ты в затруднении, можно осведомиться у продавца.

Вот что нам рассказал человек, работающий в небольшом кофешопе под названием «Cum Laude»: «Мне, в принципе, все равно, купят клиенты траву или будут свою курить. Купят хоть кофе - и ладно. Но бывают такие персонажи - скинутся на чашку кофе и сидят восемь человек со своей травой. Этого я не люблю, здесь же не клуб. Я, конечно, так под дым попадаю за день... Хотя сам не курю - перестал. Курил 10 лет, а потом надоело. И вообще наркотики надоели. Я только иногда ем грибы, а так ничего не употребляю. Большинство людей, которые приходят сюда, мне известны - разумеется, если это не туристы. Когда клиенты спрашивают меня, как вон та трава или вот эта, я всегда объясняю. Вот, например, появляются новые сорта, и люди начинают интересоваться. А ведь я все сорта знаю. Если кто-то перекурит, я помогу, успокою, дам воды с сахаром - сахар убивает кайф. Человек подышит воздухом, отойдет - и все в порядке. Конечно, трава не опасна для жизни, хотя может круто вставить. Вот некоторые и не выдерживают. Это как с алкоголем: выпьешь бутылку виски - и тебе плохо... Идея кофешопов в том, что мы предоставляем людям возможность выбирать. Хочешь тусоваться там, где играет индийская музыка - идешь в один кофешоп. Хочешь туда, где современная музыка - идешь в другой. Кстати, за музыку отвечаю я сам. Что еще сказать? Я думаю, что культура кофешопов достигла предела, дальше это движение не будет развиваться - это уже не культура, все упирается в деньги».

(4) День торчка

АЛИ, журнал "мОЗг"

Если говорить о наркокультуре Амстердама, то более реальным местом в плане героина, чем красные фонари, будет один из районов на севере города - Балмер. Тут живут иммигранты из Африки. Выглядит это как огромный торговый центр, окруженный чистенькими пятиэтажками, вокруг которых гуляют мамаши с колясками. Здесь куча негров проводит время, сидя на лавочках и попивая пиво.

Рядом находится точка по продаже героина - заброшенная автостоянка, она функционирует практически весь день. По иронии судьбы неподалеку располагается и уютное здание Центра помощи наркоманам, где неспешно вскапывают землю и сажают деревья люди, одетые в синие комбинезоны - те, для кого предназначен этот центр. Один из этих парней, по имени Эбро, рассказал: «Я из Суринама, это в Южной Америке. Но с 73 года живу в Голландии. Я начал курить план, когда мне было 16, а героин и крэк употребляю уже 10 лет. Несколько раз бросал, потом начинал опять. Теперь не хочу колоться - слишком много проблем. Например, шприцы: сейчас везде СПИД, а тут - нет шприца, берешь и пользуешься чужим.

Что касается меня, то мне помог метадон, поэтому я уже не торчу. Я, конечно, иногда употребляю для удовольствия... Мог бы и совсем перестать, но зачем? Проблем уже нет - даже если я висну, у меня всего четверть грамма кокса уходит за четыре дня. А если бы делал грамм в день, вот тогда бы я парился!

В принципе, правительство у нас хорошее, помогает нам. Например, в Центре дают полезную информацию: как жить, употребл наркотики. Я думаю, если есть достаточно информации о наркотиках, интерес к ним у людей пропадает».

Вид у автостоянки таинственный - несколько типов слоняются взад-вперед, периодически подъезжает кто-то на велосипеде, берет дозу и отваливает. Полиция не прессует, хотя участок находится рядом. Вот слова одного из работающих здесь ментов: «В Амстере есть два района, где продают наркотики. Это квартал красных фонарей и Балмер. Но там хоть с ними борются, а здесь нет. Здесь черный квартал, поэтому реальность - это три-четыре ограбления в день, раз в неделю убийство. Наркоманы грабят с ножами, с пушками в руках!» Работники организации «Мейнлайн», проводящие аутрич на этой точке (их автобус приезжает в Балмер несколько раз в неделю, чтобы раздавать листовки снижения вреда), с этим мнением не согласны: «Все дерьмо сваливают на наркоманов. Это уже надоело слушать. И никаких убийств никто здесь не совершает, это все вранье - посмотри статистику. А вообще-то любой может подойти к тебе на улице, приставить нож и сказать: я наркоман, давай деньги! Мы в это не верим».

Действительно, у меня сложилось впечатление, что торчки, тусовавшиеся вокруг, сами сидели на измене. Вид у них был совсем неагрессивный - пожилые негры, худые и истощенные. Какие ножи, какие пушки? Они косились на нас со страхом и, я думаю, им явно полегчало, когда мы ушли. Вот, собственно, и все, что можно сказать о наркотиках в Амстере. Безусловно, есть в этом городе теневая сторона - уличные наркозависимые проститутки, люди со съехавшей от крэка башней, притоны, СПИД... Но все это, хоть и происходит более открыто, не имеет таких масштабов, как у нас - все-таки это Европа. Поэтому не стоит делать далеко идущие выводы - невозможно представить себе, чтобы по Москве день и ночь шлялись бы толпы туристов, пьяные и обкуренные, и при этом в городе не росла бы преступность. У нас менты через каждые 10 метров, маются от безделья, бедные, так и ждут, кто копеечку подаст, а там их и не видно - наверное, делом занимаются. Так что это совсем другой уровень и другой, как говорится, менталитет.

(5) День торчка

АЛИ, журнал "мОЗг"

И опять же, нельзя забывать, что Амстердам все-таки город для туристов, там совсем другая жизнь, чем в остальной Голландии. Взять хотя бы Роттердам. Это самый большой морской порт в мире, и, естественно, через него в страну (и в целом, в Европу) попадает огромное количество наркоты. Не стоит даже и думать, что возможно проверить все суда, приходящие каждый день в этот порт. Сам по себе город выглядит суровей, чем Амстердам. Здесь живут люди, которые трудятся в порту и на заводах. Поэтому считается, что проблем в Роттердаме гораздо больше, чем где бы то ни было еще в Голландии. Я видел там кварталы, где живут арабы и негры - и эти места выглядели, как настоящие трущобы. Естественно, здесь процветает торговля крэком и героином.

Кто же продает кайф жителям Роттердама? Дело в том, что в городе существует сеть объединившихся наркоторговцев, которые получили полуофициальное разрешение от полиции на торговлю в специальных клубах или подвалах - «Бейсментах». Сейчас в городе функционирует четыре таких подвала. Кеннет - один из тех людей, что управляют процессом. Он пригласил нас в ресторан поужинать вместе с ним, и в ходе этой процедуры поведал о себе и своей работе:

«Сам я не родился в Голландии, а приехал из Суринама - уже 26 лет назад. Скажу сразу, что я не употребляю наркотики, хотя, конечно, пробовал это делать. И не думай, что моя жизнь чем-то отличается от твоей, потому что я наркодилер. Я просто живу, работаю и стараюсь выжить, как все остальные.

Как мы начинали работать? В свое время у нас была такая «Платформа Ноль» - место, где продавали кайф, около вокзала. Потом это дело закрыли. Все дело в том, что раньше терпимость общества к наркоманам была просто на нуле, ну а теперь стало проще, и вот несколько лет назад мы начали проект «Бейсмент»... Я считаю, что люди или не знают, о чем говорят, или лгут, когда объявляют наркотики «новой проблемой». Они всегда употреблялись - просто раньше люди медитировали с наркотиками, а теперь просто торчат. И сейчас в высших кругах общества все поголовно на кокаине, а бедных прессуют за героин. Вот тебе и разница. Хотя я тебе скажу - я против легализации тяжелых наркотиков. Достаточно, по-моему, и того, что трава и гашиш доступны. Однако то, что происходит в России - полный абзац! Вашему обществу нужно вырабатывать другой подход к наркоманам, иначе очень скоро у вас будут большие проблемы: даже животное нельзя загонять в угол - оно начнет кусаться! Вот у нас правительство сообразило, что надо завоевывать доверие торчков, но все равно, до сих пор эта тема у нас в обществе закрыта, об этом не говорят». Кстати, я с этим тоже согласен. Ни в одном официальном путеводителе по Амстердаму ничего не сказано о культуре кофешопов. И это тогда, когда процентов 25 всех туристов приезжают, чтобы курить план!"

«Но все-таки, что у нас хорошо в смысле полиции: если ты не создаешь проблем, зачем тебя трогать? Это очень разумный подход. Более того, сейчас мы хотим, чтобы государство регулировало нашу деятельность. Все дилеры, состоящие в проекте «Бейсмент», собираются договориться с правительством и платить налоги, как добропорядочные граждане.

А насчет Дня Торчка - думаю, что это очень хорошая идея - наркоманов много во всем мире, и им надо бывать вместе».

Кеннет, что бы ты мог посоветовать русским наркоманам? «Дай подумаю... Вот что: не колите героин - лучше курите, как мы. Думайте о снижении вреда!»

(6) День торчка

АЛИ, журнал "мОЗг"

... Вот такой вежливый и образованный дилер этот Кеннет, который развозит товар по точкам на стареньком микроавтобусе.

Не знаю, как у вас, а у меня он не вызвал никаких негативных чувств - в конце концов, действительно, если какой-нибудь Брынцалов или Довгань, торговцы водкой, не обламываются учить нас, как жить, то почему этого не может делать продавец героина? Ведь всем известно, что от цирроза печени и прочих результатов алкоголизации в нашем пропитом обществе умирает гораздо больше людей, чем от всех прочих наркотиков, вместе взятых...

Так что представляют из себя «Бейсменты»? Когда я был в Роттердаме несколько лет назад, я видел всего один подвал, который арендовали у библиотеки несколько суринамцев. Здесь они варили крэк и продавали его. Когда я спросил их про отношения с полицией, он сказали, что полиция к ним заезжает, но не прессует, потому что у них все спокойно. С тех пор количество клубов любителей крэка, как уже было сказано, выросло в четыре раза.

Четыре подвала отличаются друг от друга. Например, в самом старом - самые низкие цены. В другом клубе вход чуть ли не по карточкам - принимаются только те, у кого есть постоянная работа. Очень забавно видеть, как пожилые люди в дорогих костюмах забивают в трубочки крэк или поджигают фольгу с героином. Безусловно, в подвалах преобладают позитивные отношения людей друг к другу; правила, очевидно, не нарушаются. Как происходит оплата? Если у постоянного посетителя нет денег, его ждет кредит не более 50 гульденов. Потом все равно придется платить. Вещи в уплату не принимаются.

(7) День торчка

АЛИ, журнал "мОЗг"

Во всех бейсментах есть еще одно правило: колоться там нельзя. Другое дело, что в Голландии вообще мало кто колется - большинство курит. Но все равно, единственным убежищем для тех, кто хочет замутить и вмазаться в общественном месте, остается Церковь св. Павла. Я не шучу. Самый большой притон, который я видел в Роттердаме, находится в подвале протестантской церкви. И отвечает за него не кто иной, как отец настоятель. Девиз церкви: «Не говори, а делай!», и в этом есть глубокий смысл. Действительно, гораздо проще рассуждать о любви к Богу, к человеку, к родине, и при этом плевать на тех, кто действительно нуждается в помощи. В такой ситуации есть маза быть добропорядочным гражданином, будучи при этом порядочным дерьмом. Как правило, общество это понимает и одобряет.

Отец Ганс Фишер взял на себя немалый риск, когда восемь лет назад пошел к мэру города и сказал ему: «Что мне делать с бездомными, которые крутятся возле церкви? Я хочу им помочь». Он пригласил этих людей к себе, поговорить. В результате совет церкви поддержал его предложение отдать им подвал, чтобы они там тусовались. И, поскольку они употребляли наркотики, пришлось разрешить им делать это в подвале.

Авторитет отца Фишера очень высок именно потому, что в свое время он вызвал огонь на себя. Многие обыватели до сих пор считают, что он не в своем уме, но ему, видимо, плевать на их мнение. ... Вот бы у нас хоть один церковный деятель сделал что-то хорошее для наркоманов! Нет, где уж там...

Действительно, сейчас все бросились «работать» с теми, кто хочет завязать с наркотиками (точнее, делать на них имя и деньги). А кто поможет активным торчкам?.. Наверху церковь выглядит так же, как любая другая - есть в ней и молитвенный зал, и проповеди читаются. Сзади присутствует вход специально для наркоманов - спускаешься по лестнице и видишь, что подвал просто кипит. Здесь всегда полно народу, в основном иммигранты: «Общество считает черных опасными людьми. Действительно, многие из нас употребляют наркотики. Но это потому, что нам живется хуже всех. Те черные, кто из высшего общества, не торчат, так что не надо говорить, что это у негров врожденное. Вот что у нас врожденное - так это любовь к торговле. Мы любим торговать, и поэтому по жизни торгуем всем. Даже героином».

В церкви тоже есть «разделение труда» - одна комната для курения, другая для вмазок. В той, которая для вмазок, голые кафельные стены, по стенам стальной прилавок - чтобы легче было смывать следы крови. На стене плакат: «В шею колоться запрещается!».

Между комнатами находится бар, а также комнатка дилера. Три года назад, помню, ее не было - дилер просто приходил с чемоданчиком. Теперь за ним закреплено постоянное место.

«О, вы из России! Смотрите, что у меня есть!». Цены на героин и крэк везде в Роттердаме одинаковы -10-20 гульденов за дозу.

(8) День торчка

АЛИ, журнал "мОЗг"

... Ознакомившись с этими прогрессивными начинаниями, я почувствовал что-то вроде страха.

И подумал: к чему идет современное общество? Но, чем дальше я размышлял над этим, тем яснее становилось, что назад пути нет. Нельзя загнать людей обратно в рамки средневековой морали, тем более что вся эта мораль насквозь пропитана лицемерием. Никогда властьимущие не соблюдали никаких моральных норм и никогда не будут. Зато одни будут устанавливать правила, по которым придется жить другим - где же справедливость? То, что современное общество лицемерит на каждом шагу, понятно всем. Вот, скажем, американцы всерьез уверены, что живут в самой свободной стране мира - и это притом, что сотни тысяч сидят за преступления, связанные с хранением небольших количеств наркотиков. То же и у нас: таких нарушений прав человека, как в России, надо еще поискать. Но как реагирует на это власть? Она недовольна тем, что «средства массовой информации подрывают престиж пра-воохранительных органов»! Ну так не надо брать взятки, не надо подкидывать героин, не надо калечить людей в КПЗ и СИЗО. Не мешайте нам жить, и никто не будет подрывать ваш престиж. Это же так просто! И тем не менее, несмотря на всю нашу злость, важно понять, что общество - это и мы тоже. По большей части это несчастные растерянные люди, не знающие, как провести эти 50 или сколько там лет, отведенных им на этой земле. Поэтому общество можно только пожалеть. Но мы являемся его частью, и в наших силах что-то изменить... Кроме кофешопов, подвалов церкви и т. д. в Голландии есть и другие наркоманские места - например, бюро по трудоустройству для торчков или многочисленные самоор-ганизации и союзы торчков, но о них мне что-то не хочется писать. Может быть, в следующий раз.

(9) День торчка

АЛИ, журнал "мОЗг"

А теперь мне хотелось бы рассказать вам о Наташе. Эта испанка из Барселоны приезжала на День Торчка и тусовалась с нами всю дорогу. Или, лучше, пусть она сама расскажет о себе:

«Я начала употреблять наркотики из любопытства - с ЛСД, кокаина, травы. Но не думаю, что подсела на героин из-за травы... конечно, нет. Но так или иначе, через некоторое время я уже употребляла героин. Это помогало мне решать проблемы, улучшало мое самочувствие. Окружающие быстро поняли, что я торчу - я тогда работала в салоне, а потом перешла работать в кино, гримером, и все время была на виду. Ну вот, в итоге я переломалась и начала лечиться - проходить психотерапию...

Полтора года я не кололась, потом снова начала - в Испании, в отличие от Голландии, трудно не колоться, слишком многие это делают. В итоге я отторчала 15 лет. Сейчас мне 33, и завязала я три года назад. В общем, я ушла из дома, начала зарабатывать проституцией, потому что не хотела барыжить или воровать - боялась сесть в тюрьму. Я торговала собой на улице, потому что в клубах было нельзя из-за проблем с венами. У моего парня нашли ВИЧ, он свалил, друзья все поумирали.

Короче, к 30 годам я поняла, что нужно подвязывать. Опять же, не из-за самого героина, а из-за окружающего мира, из-за всего этого давления обстоятельств. Я начала делать аутрич в проекте снижения вреда, пошла на метадоновую терапию, отстояв хрен знает сколько в очереди. Я это делала против своей воли. Сначала я еще продолжала колоться, потом перестала. Сейчас я курю траву, пью вино и пиво... и все. И думаю, что надо снижать дозы метадона, пора уже. Я уже созрела для того, чтобы постепенно перестать употреблять.

Мне очень понравилось в Голландии, особенно то, что я видела, как люди вмазывались на Дне торчка, а мне не захотелось. Я просто смотрела на них, и все. Естественно, у меня был с собой метадон и еще бумага из Испании, что мне можно его иметь. Анализы мочи у меня в порядке, и мне дали разрешение взять метадон с собой в Голландию.

Не знаю, из-за метадона мне удалось бросить или нет. Но он мне точно помог. Я могу сказать всем торчкам: подумайте как следует о своей жизни. Я не врач, но хочу предложить вам на секунду остановиться. Наркотики вас ускоряют, тормозните, оглянитесь вокруг. Без наркотиков не так уж плохо. Я уважаю ваше мнение; может быть, вы хотите торчать. Пожалуйста, только делайте это осторожно. И еще: если хотите употреблять наркотики, живите в деревне. Для этого в городе нам плохо. К сожалению, общество не может нам предложить ничего лучше, чем глушить алкоголь и крутить рулетку в казино - вот такой стандарт хорошей жизни, но это не всем подходит. Поэтому желаю вам выжить».

Вот, собственно, все, что я хотел рассказать вам о местах и людях, связанных с Днем торчка. Конечно, это была незабываемая неделя, во многом изменившая мои представления. Я увидел, что движение, ростки которого появились в Голландии несколько лет назад, развивается и готово уже перейти на другие страны Европы. В заключение мне хотелось бы привести слова Тео, представителя организации ЛСД, обращенные и нашим читателям:

«Самое главное - заботьтесь о том, как вы употребляете. Думайте не только о себе, думайте про общество. Я надеюсь, что вы покажете им свои мускулы. Покажете, что вы люди, и организуете себя. Я знаю, это трудно... Начните с общения. Но если вы уже знаете жизнь - а вы ее знаете не понаслышке - вам будет просто иметь дело с политиками. Будьте здоровы, и желаю вам удачи! источник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта.

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу

Статистика

4 391
Всего тем
134 864
Всего сообщений
29 784
Всего пользователей
7 510
Рекорд онлайна
Klanroma
Новый пользователь
Klanroma
Регистрация 17.01.2021 11:48

Ограничения

Вся информация предоставлена в ознакомительных целях для лиц старше 18 лет.

[Правила использования]

×